Сѣго Дня 14 июня (1 июня) 1963, 1913 и 1813 гг.

 

14 июня 1963 года


 


 

Кировоград

до 7 августа 1924 года — Елисаветград (от названия крепости Св. Елисаветы);

7 августа 1924 года — 27 декабря 1934 года — Зиновьевск (в честь советского политического деятеля Г. Е. Зиновьева)

27 декабря 1934 года — 10 января 1939 года — Кирово (в честь советского политического деятеля С. М. Кирова).

10 января 1939 года при образовании Кировоградской области название города изменили на Кировоград

 

  14 июня.

День старта майора Быковского очень тяжелый и одновременно радостный день.

Мы с маршалом поднялись в 5 утра, минут 30 позанимались спортом и поплавали. В 7:30 мы уже были у ракеты. На старте собрались Королев, Крылов, Лавренов, Мрыкин, Тюлин, Керимов, Ишлинский, Кузнецов, Руденко и другие. До заседания Госкомиссии просмотрели карты и послушали метеорологов. Погода на полигоне и в возможных районах приземления благоприятствовала старту. С 8 до 8:40 заседала Госкомиссия: заслушали доклад инженер-полковника Кириллова (начальника 1-го управления полигона) о готовности ракеты и корабля, доклад Яздовского о состоянии космонавтов и другие обычные перед пуском сообщения. Комиссия решила: заправлять ракеты и работать по пятичасовому графику с началом пуска "Востока-5" в 14:00.

Быковский и Волынов провели ночь хорошо и чувствовали себя отлично. В 9 часов они приехали в алексеевский домик и приступили к предстартовому медицинскому осмотру и надеванию скафандров. Утром Королев снова напомнил мне, чтобы я с Гагариным и Николаевым был у ракеты за 2 часа 30 минут до пуска. За 3 часа до старта Королев и Тюлин приехали к космонавтам. Сергей Павлович еще раз попросил Быковского доложить о работе третьей ступени и моменте разделения корабля и ракеты. Королев остался доволен ребятами и ходом их подготовки.

За 2 часа 15 минут до старта автобус с космонавтами прибыл к ракете. После коротких прощаний и пожеланий счастливого пути Быковский на лифте поднялся к кораблю. Начались самые томительные минуты в ожидании пуска... Через несколько минут обнаружилась первая крупная неприятность: отказали оба УКВпередатчика корабля - приемники работали, и Быковский нас слышал отлично, а мы его могли слышать только по КВ-связи. Космонавт мог слушать нас по шести различным каналам, а передавать нам сообщения - только по трем. Маршал Крылов и Королев пригласили меня, Гагарина и Одинцова на короткое совещание - как быть: лететь без УКВсвязи или отложить полет? Мы ответили твердо и однозначно: лететь!

Была уже объявлена 40-минутная готовность, когда к нам подошел один из сотрудников Алексеева и доложил о крупной неприятности с системой катапультирования. Перед закрытием люка корабля наш лучший специалист по скафандру В.И.Сверщек должен был вытащить фалу с предохранительной чекой из кресла и тем самым изготовить его к катапультированию. Сверщек, потянув за фалу, обнаружил, что ее где-то заело и она не вытягивается. Вместо того чтобы немедленно доложить об этом Королеву и Алексееву, он принимает дикое решение - ножом обрезает фалу и тем самым создает обстановку, почти наверняка исключающую нормальное катапультирование. Ведущий инженер Фролов, доверившись Сверщеку, решил, что тот поступил правильно, и продолжал закрывать люк корабля. Когда Сверщек спустился с корабля на землю, он рассказал об обрезании фалы своим товарищам, которые и подняли тревогу, после чего Главный конструктор С.М.Алексеев заявил, что так отправлять в полет корабль нельзя. Пришлось переносить старт на 30 минут, открывать люк и удалять обрывок фалы.

 

По 15-минутной готовности Гагарин, Королев, Кириллов и я перешли в бункер. Была объявлена 5-минутная готовность, дали все предварительные команды, и тут обнаружилось, что на пульте управления не горит табло, подтверждающее готовность блока "Е" (3-я ступень ракеты). Дали задержку старта на несколько минут, вызвали Пилюгина, Кузнецова, Рязанского и начали совещаться: пускать или выяснять причину? Единогласно решили задержать старт еще на 2-3 часа и попытаться выяснить причину отсутствия сигнала. Позже 17 часов запускать корабль было нельзя из-за резкого увеличения полосы посадки, а отказ от пуска вызывал необходимость разряжать (сливать топливо - Ред.) ракету, снимать ее со старта и отправлять на завод для переборки. В последнем случае пуск мог бы состояться не раньше августа. Серия отказов и недостатков в подготовке пуска создала тревожную обстановку. Многие из нас дрогнули. Маршал Крылов советовал отложить старт, многие члены Госкомиссии склонялись к такому же решению. Но Королев, Тюлин, Кириллов, Пилюгин и ряд других товарищей проявили твердую уверенность в надежности ракеты, и старт состоялся в 17 часов по местному времени.

Корабль вышел на расчетную орбиту со временем существования до 11 суток. Через час после пуска моя смена (в ней более 20 человек, в том числе Алексеев, Радутный, Мнацаканян и другие главные конструкторы) заступила дежурить на КП. К нашей радости, после выхода на орбиту на "Востоке-5" заработали УКВ-передатчики. На четвертом витке Быковский говорил с Н.С.Хрущевым. "Поздравляю вас, Валерий Федорович, с успешным полетом, мы уверены, что вы выполните программу полета. Мы ждем вас на нашей советской земле, советский народ встретит вас, как положено. До скорой встречи", сказал Никита Сергеевич. На пятом витке я попросил Быковского доложить о его самочувствии и параметрах кабины. Валерий ответил: "Самочувствие отличное, все параметры кабины в норме".

Особенно хорошая связь с Быковским была на шестом витке, когда "Восток-5" проходил через зону Ленинграда, Свердловска, Ташкента. Мы отлично слышали космонавта и видели его по телевизору: лицо Быковского было серьезным и немного уставшим. Я сказал Валерию: "Будешь ли ложиться спать раньше или по программе, наблюдаем тебя в телевизор, улыбнись". Быковский немедленно выполнил наше пожелание (его улыбку все на КП встретили дружным взрывом смеха) и сказал, что все будет делать по программе. Я спросил Валерия, наблюдал ли он третью ступень и корону Солнца. Он ответил: "Наблюдал большую звезду, короны Солнца не видел, мал палец, не закрывает полностью Солнце, и оно сильно слепит". В 2 часа ночи 15 июня я сдал дежурство смене генерала Керимова.

http://www.bookol.ru/

 

 14.06.1963     В 11:58 UTC с космодрома Байконур, стартовый комплекс № 1, осуществлен пуск ракеты-носителя "Восток 8К72К", которая вывела на околоземную орбиту советский космический корабль "Восток-5" (00591 / 1963 020А). Корабль пилотировал советский космонавт Валерий БЫКОВСКИЙ (дублер: Борис ВОЛЫНОВ).

КК типа "Восток-3А", зав. № 7, выведен на орбиту с параметрами: наклонение орбиты - 64.96 град.; период обращения - 88.272 мин.; минимальное расстояние от поверхности Земли (в перигее) - 174.7 км; максимальное расстояние от поверхности Земли (в апогее) - 222.1 км.

14 июня 1963 года. Старт космического корабля "Восток - 5", пилотируемого В.Ф. БЫКОВСКИМ.

В.Ф. БЫКОВСКИЙ

Космический корабль «Восток»

("Восток" - наименование серии советских одноместных космических кораблей для полетов по околоземной орбите. На корабле "Восток" был совершен первый в мире полет человека в космос. Космические корабли созданы под руководством С.П.Королева. На кораблях "Восток" изучалось воздействие условий орбитального полета на состояние и работоспособность космонавта, проводились исследования, связанные с проверкой принципов построения космических кораблей, отработкой их конструкций и систем.

 Масса корабля "Восток" - 4,73 т; максимально достигнутая продолжительность полета 5 суток ("Восток-5"); длина (без антенн) 4,4 м; максимальный диаметр 2,43 м. Космический корабль "Восток" состоит из двух основных отсеков: спускаемого аппарата, являющегося обитаемым отсеком, и приборного отсека. 

 Спускаемый аппарат - масса 2,46 т, диаметр 2,3 м, объем 5,2 м3, свободный объем 1,6 м3 - предназначен для размещения космонавта, в нем космонавт спускается до высоты 7 км.  На участке спуска (высота 7 км) осуществлялось катапультирование космонавта (с креслом и неприкосновенным запасом). После удаления кресла с космонавтом от спускаемого аппарата на безопасное расстояние космонавт отделялся от кресла и спускался на парашюте (скорость приземления 5 м/с); раскрытие парашюта спускаемого аппарата происходило на высоте 4 км. Конструкции и системы были рассчитаны на возможность приземления спускаемого аппарата с космонавтом на борту (без катапультирования).

 Приборный отсек - масса 2,27 т, максимальный диаметр 2,43 м, длина 2,25 м, объем 3 м3 - предназначен для размещения аппаратуры и оборудования основных систем космического корабля, обеспечивающих орбитальный полет.) 

Просмотреть слайд-шоу можно на:

http://www.walkinspace.ru/photo/23-0-1926

 

14 июня 1963 года Китай отказался признавать за СССР руководящую роль в мировом коммунистическом движении.

Пекин предъявляет Москве список обвинений из 25 пунктов в адрес советской политики (в нем, в частности, содержатся оправдание возможной войны и отказ признавать за Советским Союзом руководящую роль в социалистическом лагере).

http://www.hrono.ru/

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза

 

ПАРТИЙНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ,

ВСЕМ КОММУНИСТАМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

        Дорогие товарищи!

        Центральный Комитет КПСС считает необходимым обратиться к вам с открытым письмом, чтобы изложить свою позицию по важнейшим вопросам международного коммунистического движения в связи с письмом ЦК Компартии Китая от 14 июня 1963 года.

        Советские люди хорошо знают, что наша партия и правительство, выражая волю всего советского народа, не жалеют сил для укрепления братской дружбы с народами всех социалистических стран, с китайским народом. Нас соединяет общая борьба за победу коммунизма, у нас одна цель, одни чаяния и надежды.

        Многие годы отношения между нашими партиями были хорошими. Но некоторое время назад между КПК, с одной стороны, и КПСС и другими братскими партиями, с другой, обнаружились серьезные разногласия. В настоящее время все более растущую озабоченность Центрального Комитета КПСС вызывают выступления и действия руководства Компартии Китая, подрывающие сплоченность наших партий, дружбу наших народов, ЦК КПСС со своей стороны делал все возможное для преодоления выявившихся разногласий и в январе этого года внес предложение о прекращении открытой полемики в коммунистическом движении с тем, чтобы спокойно и по-деловому обсудить спорные вопросы, решить их на принципиальной марксистско-ленинской основе. Это предложение КПСС встретило горячую поддержку всех братских партий. Вслед за тем была достигнута договоренность о встрече представителей КПСС и КПК, которая и происходит в настоящее время в Москве.

        ЦК КПСС надеялся, что китайские товарищи так же, как и мы, проявят добрую волю и будут способствовать успеху встречи в интересах наших народов, в интересах укрепления единства коммунистического движения. К нашему сожалению, когда уже была достигнута договоренность о встрече представителей КПСС и КПК в Москве, назначены делегации и обусловлена дата встречи, китайские товарищи вместо того, чтобы вынести имеющиеся разногласия на обсуждение во время этой встречи, неожиданно сочли возможным открыто перед всем миром не только изложить старые разногласия, но и выдвинуть новые обвинения против КПСС и других коммунистических партий. Это нашло свое выражение в опубликовании письма ЦК КПК от 14 июня с.г., в котором дается произвольное толкование Декларации и Заявления Московских совещаний представителей коммунистических и рабочих партий, извращаются важнейшие положения этих исторических документов. В письме ЦК КПК содержатся беспочвенные, клеветнические нападки на нашу партию и другие коммунистические партии, на решения XX, XXI, XXII съездов, на Программу КПСС.

        Президиум ЦК КПСС, ознакомившись с письмом, пришел, как вы знаете из заявления ЦК КПСС, напечатанного в газете "Правда" 19 июня с.г., к выводу, что опубликование письма ЦК КПК от 14 июня в советской печати в тот момент было нецелесообразно. Публикация письма, естественно, потребовала бы публичного ответа с нашей стороны, что повело бы к дальнейшему обострению полемики и к разжиганию страстей и тем самым к ухудшению отношений между нашими партиями. Публиковать письмо ЦК КПК было тем более несвоевременным, поскольку предстояла встреча представителей КПСС и КПК, цель которой, по нашему мнению, состоит в том, чтобы путем рассмотрения в товарищеской обстановке существующих разногласий способствовать лучшему взаимопониманию наших двух партий по важнейшим вопросам современного мирового развития, созданию благоприятной атмосферы для подготовки и проведения совещания представителей всех коммунистических и рабочих партий.

        Вместе с тем Президиум Центрального Комитета КПСС признал необходимым ознакомить членов ЦК КПСС и всех участников Пленума с письмом ЦК КПК, а также проинформировал о существе разногласий руководства КПК с КПСС и другими марксистско-ленинскими партиями.

        Пленум Центрального Комитета в своем единодушно принятом решении полностью одобрил политическую деятельность Президиума ЦК КПСС, Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР товарища Н.С. Хрущева по дальнейшему сплочению сил мирового коммунистического движения, а также все конкретные действия и меры, предпринятые Президиумом ЦК КПСС во взаимоотношениях с Центральным Комитетом Коммунистической партии Китая.

        Пленум ЦК КПСС поручил Президиуму ЦК на встрече с представителями КПК неуклонно проводить линию XX, XXI и XXII съездов нашей партии, линию, которая была одобрена на Совещаниях представителей компартий и выражена в Декларации и Заявлении, полностью подтвержденную жизнью, ходом международных событий. Категорически отвергнув как беспочвенные и клеветнические нападки ЦК Компартии Китая на нашу партию и другие коммунистические партии, на решения XX, XXI и XXII съездов, на Программу КПСС, Пленум Центрального Комитета, выражая волю всей нашей партии, заявил о своей готовности и решимости последовательно проводить курс на сплочение братских партий, на преодоление имеющихся разногласий. Пленум заявил, что наша партия будет стремиться и впредь к укреплению единства на основе принципов марксизма-ленинизма и социалистического интернационализма, братской дружбы между КПСС и КПК в интересах борьбы за наше общее дело.

        К сожалению, события последнего времени показали, что китайские товарищи по-своему истолковывают проявленную нами сдержанность. Наше искреннее стремление избежать обострения полемики в коммунистическом движении они изображают чуть ли не как намерение скрыть от коммунистов, от советского народа взгляды китайских руководителей. Приняв нашу выдержку за слабость, китайские товарищи, вопреки нормам дружественных отношений между братскими социалистическими странами, со все возрастающей назойливостью и настойчивостью начали противозаконно распространять в Москве, в других городах Советского Союза письмо ЦК КПК от 14 июня, отпечатанное массовым тиражом на русском языке. Не довольствуясь этим, китайские товарищи начали усиленно пропагандировать и распространять это письмо и другие документы, направленные против нашей партии, во всем мире, не гнушаясь пользоваться для цели их распространения империалистическими издательствами и агентствами.

        Дело усугубляется тем, что, когда Министерство иностранных дел СССР обратило внимание посла КНР в Советском Союзе на недопустимость подобных действий, грубо попирающих суверенитет нашего государства, китайские представители не только не прекратили их, но в демонстративной форме заявили, что считают своим правом и дальше распространять письмо в СССР.

        7 июля, уже после того, как в Москве началась встреча, в Пекине был организован многолюдный митинг, на котором официальные лица приветствовали как героев китайских работников, выдворенных из Советского Союза за противозаконное распространение материалов, содержащих нападки на нашу партию и Советское правительство. Разжигая в братском китайском народе недружественные по отношению к СССР чувства и настроения, китайские официальные лица на митинге вновь и вновь пытались доказать свое право нарушать суверенитет нашего государства и нормы международных отношений. 10 июля ЦК КПК выступил с новым заявлением, в котором оправдывает такие действия и, по существу, хочет присвоить себе право вмешиваться во внутренние дела Советского Союза, чего, разумеется, Советское правительство никогда не допустит. Такие действия неизбежно ведут лишь к обострению отношений и могут нанести только вред.

        13 июля в передовой статье газеты "Жэньминь жибао" вновь и вновь совершаются нападки на нашу партию, в ложном свете истолковывается тот факт, что в советской печати не опубликовано письмо ЦК КПК от 14 июня.

        Откровенно недружественные действия руководителей КПК, их настойчивое стремление обострить полемику в международном коммунистическом движении, заведомое извращение позиции нашей партии, неправильное истолкование мотивов, по которым мы временно воздерживались от публикации, побуждают нас опубликовать письмо ЦК КПК от 14 июня 1963 года и дать оценку этому документу.

        Каждый, кто прочтет письмо ЦК КПК, увидит за громкими фразами о единстве и сплочении недружественные, клеветнические выпады против нашей партии и Советской страны, стремление принизить историческое значение борьбы нашего народа за победу коммунизма в СССР, за торжество мира и социализма во всем мире. Каких только прямых и скрытых обвинений по адресу КПСС и Советского Союза не содержится в этом документе. Авторы письма позволяют себе недостойные, оскорбительные для коммунистов измышления об "измене интересам всего международного пролетариата и народам всего мира", об "отходе от марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма", делают намеки на "трусость перед империалистами", о "шаге назад в ходе исторического развития" и даже на "организационное и моральное разоружение пролетариата и всех трудящихся", равносильное "оказанию услуги реставрации капитализма" в нашей стране. Как поворачивается язык говорить такое о партии великого Ленина, о родине социализма, о народе, который первым в мире совершил социалистическую революцию, отстоял ее великие завоевания в жесточайших схватках с международным империализмом и внутренней контрреволюцией, проявляет чудеса героизма и самоотверженности в борьбе за строительство коммунизма, честно выполняя свой интернациональный долг перед трудящимися всего мира.

I.

        Почти полвека Советская страна под руководством Коммунистической партии ведет борьбу за торжество идей марксизма-ленинизма, во имя свободы и счастья трудящихся на всей земле. С первых дней существования Советского государства, когда у руководства нашей страной стоял великий Ленин, и по сей день наш народ оказывал и оказывает огромную бескорыстную помощь всем народам, борющимся за свое освобождение от ига империализма и колониализма, за строительство новой жизни.

        В мировой истории не было примеров, чтобы одна страна в таких размерах оказывала помощь другим странам в развитии их экономики, науки и техники.

        Братскую солидарность советского народа, нашей партии в полной мере чувствовали трудящиеся Китая, китайские коммунисты как в период их революционной борьбы за освобождение своей Родины, так и в годы строительства социализма. Сразу после образования Китайской Народной Республики Советское правительство заключило с Правительством народного Китая Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи, который является мощным средством отпора посягательствам империализма, фактором укрепления мира на Дальнем Востоке и во всем мире.

        Всем своим многолетним опытом социалистического строительства, достижениями в области науки и техники советский народ щедро делился со своими китайскими братьями. Наша страна оказывала и оказывает значительную помощь в развитии экономики народного Китая. При' активной помощи Советского Союза народный Китай построил 198 промышленных предприятий, цехов и объектов, оснащенных новейшим оборудованием. При содействии нашей страны в Китае созданы такие новые отрасли промышленности, как автомобильная, тракторная, авиационная и другие. Советский Союз передал КНР свыше 21 тысячи комплектов научно-технической документации, в том числе более 1.400 проектов крупных предприятий. Мы неизменно оказывали Китаю помощь в укреплении обороны страны и создании современной оборонной промышленности. В советских вузах, на наших предприятиях получили подготовку тысячи китайских специалистов и рабочих. И сейчас Советский Союз продолжает оказывать техническое содействие Китайской Народной Республике в строительстве 88 промышленных предприятий и объектов. Мы говорим обо всем этом не для того, чтобы похваляться, а только потому, что руководители КПК в последнее время стремятся принизить значение советской помощи, и мы не забываем, что Советский Союз в свою очередь получал из КНР нужные товары.

        Еще не так давно китайские руководители много и справедливо говорили о дружбе народов Китая и Советского Союза, о единстве КПСС и КПК, высоко оценивали советскую помощь, призывали учиться на опыте Советского Союза.

        Тов. Мао Цзэ-дун говорил в 1957 году: "Китайский народ в ходе борьбы за национальное освобождение встречал братскую симпатию и поддержку со стороны советского народа. После победы китайской революции Советский Союз также оказывает всестороннюю огромную помощь делу строительства социализма в Китае. Всего этого китайский народ никогда не забудет".

        Приходится только пожалеть, что китайские руководители об этом стали забывать.

        Наша партия, все советские люди радовались успехам великого китайского народа в строительстве новой жизни и гордились ими. Выступая на торжественном приеме в Пекине по случаю 10-летия Китайской Народной Республики, товарищ Н. С, Хрущев говорил: "Героический и трудолюбивый народ Китая под руководством своей славной коммунистической партии продемонстрировал, на что способен народ, когда он берет власть в свои руки... Теперь все признают успехи китайского народа, Коммунистической партии Китая. Народы Азии и Африки видят, каким путем, при каком строе могут быть действительно развернуты таланты, творческие силы народов, когда народ может показать во всю ширь и глубину свою могучую созидательную силу".

        Так обстояло дело до тех пор, пока китайские руководители не начали отходить от общего курса мирового коммунистического движения.

        В апреле 1960 года китайские товарищи открыто обнаружили свои разногласия с мировым коммунистическим движением, опубликовав сборник статей под названием "Да здравствует ленинизм!". В этом сборнике, основу которого составляли передержки и усеченные и неправильно истолкованные положения известных ленинских работ, содержались положения, по существу направленные против основ Декларации Московского совещания 1957 года, которая от имени КПК была подписана тов. Мао Цзэ-дуном, против политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем, против возможности предотвращения мировой войны в современную эпоху, против использования как мирного, так и немирного пути развития социалистических революций. Свои взгляды руководители КПК стали навязывать всем братским партиям. В июне 1960 года во время сессии Генерального совета Всемирной федерации профсоюзов, проходившей в Пекине, китайские руководители собрали без ведома руководства братских партий совещание представителей ряда партий, находившихся тогда в Пекине, и развернули открытую критику позиции КПСС и других марксистско-ленинских партий, Декларации, принятой Московским совещанием в 1957 году. Кроме того, китайские товарищи вынесли свои разногласия с КПСС и другими братскими партиями на открытую трибуну беспартийной организации.

        Такие шаги руководства КПК вызвали серьезное беспокойство в братских партиях. Учитывая это, на бухарестском совещании коммунистических партий 1960 года была сделана попытка обсудить с руководителями КПК возникшие разногласия. Представители 50 коммунистических и рабочих партий подвергли товарищеской критике взгляды и действия китайских руководителей и призвали их вернуться на путь единства и сотрудничества с международным коммунистическим движением в соответствии с принципами Московской Декларации. К сожалению, руководство КПК пренебрегло товарищеской помощью, продолжало осуществлять свой ошибочный курс и углублять свои расхождения с братскими партиями.

        Стремясь не допустить такого развития событий, ЦК КПСС выступил с предложением провести переговоры с Центральным Комитетом Компартии Китая. Эти переговоры состоялись в сентябре 1960 года в Москве. Но и тогда не удалось преодолеть возникшие разногласия ввиду упорного нежелания делегации КПК прислушаться к мнению братской партии. На Совещании представителей 81 коммунистической и рабочей партии, состоявшемся в ноябре 1960 года, абсолютное большинство братских партий отвергло ошибочные взгляды и концепции руководства КПК. Китайская делегация на этом Совещании упорно отстаивала свои особые взгляды и только тогда, когда выявилась угроза ее полной изоляции, она подписала Заявление.

        Теперь стало совершенно очевидным, что, ставя свою подпись под Заявлением 1960 года, руководители КПК лишь маневрировали. Вскоре после Совещания они возобновили пропаганду своего курса, используя в качестве рупора руководство Албанской партии труда. За спиной нашей партии они развернули кампанию против ЦК КПСС и Советского правительства.

        В октябре 1961 года ЦК КПСС предпринял новые попытки для нормализации отношений с КПК. Товарищи Н.С. Хрущев, Ф.Р. Козлов, А.И. Микоян имели беседы с товарищами Чжоу Энь-лаем, Пын Чжэнем и другими руководящими работниками, прибывшими на XXII съезд КПСС. Тов. Н.С. Хрущев подробно изложил китайской делегации позицию ЦК КПСС по принципиальным вопросам, обсуждавшимся на ХХII съезде, подчеркнул наше неизменное стремление укреплять дружбу и сотрудничество с Коммунистической партией Китая.

        В своих письмах от 22 февраля и 31 мая 1962 года ЦК КПСС обращал внимание ЦК КПК на те опасные последствия для нашего общего дела, которые может иметь ослабление сплоченности коммунистического движения. Мы предлагали тогда китайским товарищам предпринять шаги, чтобы не дать империалистам возможности использовать в своих интересах трудности, возникшие в советско-китайских взаимоотношениях. ЦК КПСС предлагал также принять более действенные меры по таким вопросам, как обмен внутриполитической информацией, согласование позиций братских партий в международных демократических организациях и в других областях.

        Однако эти письма и другие практические шаги, направленные на улучшение отношений с КПК и КНР по всем линиям, не нашли отклика в Пекине.

        Осенью прошлого года перед отъездом из Москвы бывшего посла КНР в Советском Союзе тов. Лю Сяо Президиум ЦК КПСС имел с ним длительную беседу. В ходе этой беседы члены Президиума ЦК еще раз проявили инициативу в деле укрепления китайско-советской дружбы. Тов. Н.С. Хрущев просил тов. Лю Сяо передать тов. Мао Цзэ-дуну наше предложение: "Отбросить все споры и разногласия, не разбирать, кто прав - кто виноват, не ворошить прошлое, а начать наши отношения с чистой страницы". На это искреннее обращение мы не получили даже никакого ответа.

        Углубляя свои идеологические разногласия с братскими партиями, руководители КПК стали переносить их на межгосударственные отношения. Китайские органы начали свертывать экономические и торговые связи КНР с Советским Союзом и другими социалистическими странами. По инициативе Правительства КНР объем торговли Китая с Советским Союзом за последние три года был сокращен почти в три раза; поставки комплектного оборудования уменьшились в сорок раз. Это сокращение произошло по инициативе китайских руководителей. Мы сожалеем, что руководство КНР стало на такой путь. Мы считали и считаем, что следует и дальше развивать советско-китайские связи, развивать сотрудничество. Это было бы взаимно выгодно обеим сторонам, и прежде всего народному Китаю, который получал от Советского Союза и других социалистических стран большую помощь. Советский Союз развивал широкие связи с Китаем раньше, он и сегодня выступает за их расширение, а не свертывание. Казалось бы, руководство КПК должно бы в первую очередь проявлять заботу о развитии экономических связей с социалистическими странами. Однако оно стало действовать в обратном направлении, не считаясь с тем ущербом, который такие действия наносят экономике КНР.

        Китайские руководители не сказали своему народу правду, по чьей вине сократились такие связи. Среди китайских коммунистов и даже среди населения была развернута широкая пропаганда, направленная на дискредитацию внешней и внутренней политики КПСС, на разжигание антисоветских настроений.

        ЦК КПСС обращал внимание китайских товарищей на эти неправильные действия. Мы говорили китайским товарищам, что нельзя в зависимости от возникающих споров и разногласий побуждать народ к тому, чтобы он то хвалил, то предавал анафеме ту или иную партию. Каждому коммунисту ясно, что разногласия между братскими партиями - это не более чем временный эпизод, тогда как отношения между народами социалистических стран устанавливаются сейчас навеки.

        Однако китайские руководители каждый раз проходили мимо товарищеских предостережений КПСС, обостряя и дальше китайско-советские отношения.

        С конца 1961 года китайские представители в международных демократических организациях стали открыто навязывать свои ошибочные взгляды. В декабре 1961 года на Стокгольмской сессии Всемирного Совета Мира китайская делегация выступила против созыва Всемирного конгресса за мир и разоружение. В течение 1962 года деятельность Всемирной федерации профсоюзов, Всемирного движения сторонников мира, Движения афро-азиатской солидарности, Всемирной федерации демократической молодежи, Всемирной демократической федерации женщин и многих других организаций была поставлена под угрозу в результате раскольнических действий китайских представителей. Они выступили против участия представителей комитетов афроазиатской солидарности европейских социалистических стран в III конференции солидарности народов стран Азии и Африки в Моши. Руководитель китайской делегации заявил советским представителям, что "белым здесь делать нечего". На конференции журналистов в Джакарте китайские представители вели линию на то, чтобы не допускать советских журналистов в качестве полноправных участников на том основании, что Советский Союз... не относится к странам Азии.

        Странно и удивительно, что китайские товарищи обвинили в раскольнической деятельности и ошибочной политической линии подавляющее большинство недавнего Всемирного конгресса женщин в то время, как при принятии обращения к женщинам всех континентов из 110 стран, представленных на Конгрессе, против голосовали представительницы лишь двух стран - Китая и Албании. Вот уж поистине вся многомиллионная армия свободолюбивых женщин идет не в ногу, а лишь двое идут правильно, соблюдают строй!

        Такова краткая история разногласий китайского руководства с КПСС и другими братскими партиями. Она показывает, что руководители КПК противопоставляют свою особую линию общему курсу коммунистического движения, стремятся навязать ему свой диктат, свои глубоко ошибочные взгляды по коренным проблемам современности.

II.

        В чем суть разногласий между КПК, с одной стороны, и КПСС, международным коммунистическим движением - с другой? Такой вопрос, несомненно, возникает у каждого, кто ознакомится с письмом ЦК КПК от 14 июня.

        Многие положения этого письма с первого взгляда могут породить недоумение: а с кем, собственно, спорят китайские товарищи? Разве есть коммунисты, которые возражают, например, против социалистической революции или не считают своим долгом вести борьбу против империализма, поддерживать национально-освободительное движение? Почему руководство КПК так навязчиво выдвигает подобные положения?

        Может возникнуть и такой вопрос: почему нельзя согласиться с позициями китайских товарищей, изложенными в их письме по многим важным проблемам? Взять хотя бы такую коренную проблему, как война и мир. В своем письме ЦК КПК говорит о мире и о мирном сосуществовании.

        Суть дела в том, что, начав поход против установок марксистско-ленинских партий по коренным проблемам современности, китайские товарищи, во-первых, приписывают КПСС и другим марксистско-ленинским партиям такие взгляды, которых они никогда не выражали, которые им чужды; во-вторых, они стараются словесным признанием формул и установок, взятых из документов коммунистического движения, замаскировать свои ошибочные взгляды и неправильные позиции. Открыто выступить против борьбы народов за мир, мирное сосуществование государств с различным социальным строем, против разоружения и т.д. означало бы разоблачить свои позиции в глазах коммунистов всего мира и миролюбивых народов и оттолкнуть их от себя. Поэтому, чем дальше заходит полемика, чем больше обнаруживается слабость позиции руководства КПК, тем усерднее оно прибегает к такой маскировке. Если не учитывать такого приема китайских товарищей, то со стороны может даже показаться, будто спор принял схоластический характер, будто речь идет об отдельных формулировках, далеких от жизненных проблем.

        На деле же в центре спора стоят вопросы, которые затрагивают кровные интересы народов.

Подобається